04:17 

Реформа королей - глава 83

Василисище
Хорошо смеётся тот, у кого поехала крыша. ©
ГЛАВА 83. МАШИНА СУДНОГО ДНЯ


- Признаться, я думала, подданные любят тебя только за милости, дающие сытую жизнь, - заметила Эрменгарда, держа сына под руку. Они спускались по лестнице в бальный зал, где уже слышался гул голосов. – Вон как они реагировали на гардарийский кризис: чуть не разорвали тебя посреди улицы. А когда случилась вещь похуже, они вдруг побежали тебя спасать и вообще разбираться, правда ли ты стал злодеем.
- Они всегда предпочитали сначала разобраться, - улыбнулся Нат. – А злость – вполне естественная реакция на неудобства. Ну и в конце концов, зря я, что ли, столькими друзьями обзавёлся?
Варя, спускавшаяся впереди, улыбнулась, как и Рик, держащий подмышкой коробку с медалями. Перед балом состоится церемония награждения героев, и паж волновался так же, как предвкушали этого король и те, кто будет приставлен к награде. Мальчик выбежал вперёд и открыл дверь перед королевской женой, а потом пропустил монарха и Эрменгарду.
Первыми, кто попался на глаза, были вездесущие репортёры. Но кроме примелькавшихся во дворце Маргариты Штаунберг и её коллеги-оператора, здесь присутствовали ещё несколько журналистов. Камеры расположились по периметру зала: так, чтобы всё было видно, и при этом их бы не снесли во время бала.
Здесь ещё суетились слуги, поправляя шторы на окнах и картины. Гвардейцы несли караул, а у трона уже ждали два лакея, держа корону и мантию. Нат сразу направился туда, и ему помогли надеть символы власти. Король уже собирался сесть, как перед глазами мелькнули длинные лапки, и обхватили его за подбородок.
- Корона, - прошипел мужчина сквозь зубы, разжимая крепкую хватку.
Потом ловко стянул существо, так что слуги даже не успели помочь. А он-то думал, куда она девалась! Впрочем, выходок короны Нат больше терпеть не собирался, и уже хотел приказать унести существо прочь. Но оно уставилось на хозяина жалобным взглядом. Подбежавший Рик неуверенно остановился, и следующая за ним Варя едва не наткнулась на мальчика.
- Надо же, вернулась! Куда думаешь деть?
- Пиии! – Корона потянулась лапками к Нату, и король обнаружил, что она строит ему глазки!
Резво же она пересмотрела своё отношение к хозяину. Первой реакцией было недоверие: слишком долго она портила ему жизнь. А потом Нат вспомнил, как существо испуганно прибежало во время его речи, как искало его защиты. Кто поймёт, что творится в уме у этой странной, живой вещи?
- Кажется, она хочет быть вашей короной, - Рик с улыбкой погладил пальцем по инкрустированному золотому ободу.
- У неё был один шанс.
- Так дайте второй, как делали это всегда!
Король и паж с улыбками переглянулись, и Нат посмотрел на существо.
- Ещё одна неподобающая выходка – запру на чердаке. Ясно?
- Пи!
Нат надел существо обратно, и корона довольно заурчала, располагая лапки поудобнее на его плечах. Лакеи отошли, повинуясь жесту монарха. Эрменгарда и Варя заняли кресла по бокам от трона, и король, сев, заметил, что жена взволнованно теребит веер.
Рука Ната опустилась на плечо Вари, и та вздрогнула, выныривая из каких-то тревожных мыслей.
- Ты чего?
- Завтрашняя коронация, - она вздохнула, поднимая взгляд. – Не думала, что это произойдёт… немного страшно.
Король ободряюще улыбнулся.
- Всего лишь ещё одна церемония. Ты же помнишь, что нужно делать?
- Ну да…
- А я буду рядом. Не волнуйся, всё пройдёт замечательно.
Варя признательно улыбнулась, положив свою ладонь поверх его, и снова перевела взгляд в зал. Слуги уходили, Герда III беседовала на диванчике с мужем, Фердинанд III прогуливался с женой под руку, а мурдийские принцы не отказали себе в удовольствии полакомиться уже поданными коктейлями. Рика и Вис стояли у окна в обнимку, а в углу играл лёгкую, ненавязчивую мелодию оркестр.
Илиштольц у двери откашлялся и возвестил о прибытии первых гостей. Милостиво кивнув наместнику с женой, когда те вошли, Нат переключился на собственные мысли.
Надо же как. Планы сбывались – да, нелегко, через лишения, страх и боль, они требовали много отдачи. Но итоги с лихвой компенсировали все жертвы. Вот и Варе был дан шанс проявить себя как правительнице, из-за чего люди поменяли мнение на её счёт.
Успокоившаяся было корона начала возиться. Нат терпел-терпел, а потом снял её с головы. Два взгляда встретились.
- Заменю! – Грозно сказал мужчина.
- Пиии…
- Ей же скучно, - паж обошёл трон, чтобы быть ближе к королю и видеть мордочку короны.
- Для игр есть отдельное время. Сев на место символа власти, она подписалась вести себя соответствующе, - Нат начал строго, и тут же вздохнул, когда головной убор начал играться с завязками мантии. – Нет, ну вы посмотрите.
Такой мирный вид существа настроил на лирическое настроение почти незаметно. Король хмыкнул и почесал шапку под золотыми прутьями. Корона довольно заурчала.
- Ой, вон они! Пришли! – Встрепенулся Рик, бросив взгляд на двери после очередного оглашения имён.
Нат тоже обратил взгляд туда, надевая корону обратно. Та завозилась, устраиваясь поудобнее и невольно дёрнув хозяина за голову, а потом успокоилась.
В зал входили герои, без которых страна лишилась бы правителей и погибла в неумелых руках злоумышленников. Сэр Ульрих и часть его подчинённых, Тризнов, Пеночкин, и конечно, Катя с Терри. Все нарядные и довольные.
- Не думал, что когда-нибудь буду награждать за своеволие, - Нат задумчиво поглядел на детей. – Но ребята заслужили.
Паж потупился.
- Они герои… вот как понять, когда нужно действовать по-своему, а когда не лезть на рожон?
- Никак, - пожал плечами король. – Это рулетка. Я тоже не всегда принимаю правильные решения и тоже получаю оплеухи за провалы. Только от судьбы.
- Что и говорить, если даже правитель, - улыбнулся Рик.
Наконец все собрались. Илиштольц, проверив список гостей, удовлетворённо кивнул и подошёл к трону.
- Ваше Величество, можно начинать церемонию награждения.
- Конечно. Объявляйте.
Церемониймейстер обернулся к залу и хлопнул в ладоши.
- Церемония награждения начинается!
Оркестр грянул торжественную музыку. Гости расступились, и герои, пройдя вперёд, остановились на почтительном расстоянии от трона. Паж перехватил коробку с наградами и открыл. Музыка смолкла, когда поднявшийся король вскинул руки.
- Приветствую собравшихся. Многие из вас знают, что произошло этим летом, но я расскажу снова для тех, кто мог не знать. Дело в том, что на трон Цароса едва не вступили злоумышленники.
По рядам слушателей прокатился потрясённый вздох. Всё же спокойно воспринимать случившееся за лето до сих пор было сложно: страна чуть не погибла!
- Некая колдунья, которую до сих пор ищут, с помощью своей силы придала себе и своему сообщнику чужие облики…
Люди внимали и хмурились, кто заново переживая времена кризиса, кто – это касалось Герды III и её свиты – изумляясь. Наконец речь окончилась, и в зале повисла тишина.
- К счастью, мне удалось избежать смерти, а стране – распада, благодаря людям, стоящим перед вами. Верная гвардия, пошедшая на риск даже ценой своих жизней…
Взгляды, скользнув по героям, невольно цеплялись за нескольких мужчин: кто сидел в инвалидном кресле, кто опирался на костыли.
- …придворный врач, не поверивший поддельному письму и отправившийся в летнюю резиденцию…
Тризнов раскланялся, весело скалясь.
- Иван Пеночкин, который помог спасти жизнь королеве Эрменгарде…
Врач не замедлил тоже поклониться, но был сдержаннее своего коллеги.
- Катя, которая, даже будучи своенравной девочкой, - Нат окинул рыжую насмешливым взглядом, и та, ни капли не смутившись, приосанилась. – Очень помогла общему делу, оказываясь там, где нужна была помощь. Благодаря ей Тризнов и посланные мне на помощь гвардейцы не погибли. И, конечно, Терус. Решительный молодой человек, который умудрялся и за Катей присматривать, и подмогу собирать. Кстати, это реклама: через год он покинет детдом, и вы можете присмотреться к толковому и умному помощнику.
Терри смущённо поправил очки.
- Подходите. Эта награда – лишь символ, но даже он что-то значит.
Сэр Ульрих, как априори главный среди других, подтолкнул вперёд парня.
- Празднуй свой звёздный час, - подмигнул он.
Терри глубоко вдохнул и поднялся по ступенькам тронного возвышения. Дрогнув, встал на одно колено.
- Терус награждается медалью за смекалку и стойкость, - Нат с гордостью надел ленту с наградой на шею парня. – Встань.
Тот послушался, и они пожали друг другу руки. Зал огласился бурными овациями; людям вторила корона, захлопав в свои маленькие ладошки и радостно пища.
Следующей к монарху чуть ли не вприпрыжку подошла Катя и склонилась в реверансе, приподняв полы нарядного длинного платья. Настоящая маленькая леди с причёской-кубышкой и лентой в волосах, даже не скажешь, что она предпочитает штаны и ловко лазает по деревьям.
- Екатерина… - только сейчас осознав, какую фамилию дал ей сэр Ульрих, удочерив, Нат чуть не прыснул, но вовремя сдержался. Кашлянув, он проговорил: - Лопоух… хая…
Видя, как он затрясся от еле сдерживаемого смеха, Катя сама расхохоталась. Ей вторил весь зал. Нат смахнул с глаз выступившие слёзы и снова кашлянул.
- Награждается… - смех снова начал душить, и говорить стало труднее. – За смелость и упорство в достижении цели.
Раздались крики одобрения, аплодисменты. Медаль легла на грудь Кати, и девочка, выпрямившись, задорно блеснула глазами.
- А подарите ещё и первый танец? В честь расположения к будущей защитнице?
Нат едва не щёлкнул её по носу. Вот ведь егоза!
- Ну что с тобой сделаешь… хорошо.
Катя широко улыбнулась и поспешила назад.
- Карл Рыбин, - Нат улыбнулся гвардейцу, которого подтолкнул капитан.
Тот, приблизившись, припал на колено и покаянно опустил голову.
- Ваше Величество… я недостоин награды.
- Конечно, злоумышленники обвели вас вокруг пальца. Но они провели даже меня. Важно не то, что это случилось, а ваши действия по устранению последствий. Вы вовремя освободили меня, быстро решили, как поступить, когда я оказался во власти злоумышленников. Сэр Ульрих не ошибся, назначая вас своим заместителем.
Взяв медаль, король громко возвестил:
- Карл Рыбин награждается за смекалку и стойкость! Благодаря его качествам он сослужил неоценимую службу в тяжёлое для нас время, стойко противостоял сообщникам колдуньи.
Когда на его грудь легла медаль, гвардеец поднялся и снова поклонился.
Далее последовали его товарищи, врачи, а в конце подошёл сэр Ульрих. Когда отошёл и он, Рик хотел закрыть коробку. Но бросив взгляд вниз, обнаружил, что там лежит ещё один блестящий кругляш.
- Ваше Величество… тут ещё одна. Неужели кто-то не пришёл? – Мальчик завертел головой, высматривая замешкавшегося героя в толпе.
Нат не смог сдержать широкой улыбки, в которой отразились радость и любовь к этому золотоволосому чуду.
- Дамы и господа. И последняя награда вручается моему бессменному помощнику за удивительное умение оказаться в нужное время в нужном месте.
Рик недоумённо взглянул на него, а потом в зал, ничего не понимая.
- Благодаря ему я не погиб от холода, когда выплыл на берег, он же привёл ко мне подмогу. Фредерик Мадам.
Мальчик уже смотрел на него изумлённо. Потом вздрогнул и дёргано опустился на колено. Всё его существо дрожало от изумления и неверия. Он же ничего выдающегося не совершил! Просто убежал в своё тайное место оплакивать погибшего короля. А в итоге нашёл его и… спас. Щёки запылали.
По ушам скользнула алая лента, и на грудь опустилась медаль. Рик поднялся, весь красный от смущения, и зал приветствовал его радостными криками. Мальчик увидел, как мама прижала руки к губам, а в её блестящих от радости глазах стоят слёзы. Её приобнял гордый отец, который вскинул кулак в знак поддержки. Сердце переполнилось дикой радостью и безграничным счастьем.
- А как же награда самому благородному и деятельному монарху? – Крикнула Катя.
Король, не переставая улыбаться, ответил:
- Она уже у меня.
- Это где?
- Вот тут, - Нат прикоснулся к груди рукой и ощутил биение собственного сердца. – Радость, что моя страна процветает, и ей больше ничего не грозит.
Зал затопил шквал оваций! Нат подождал, пока шум стихнет. Сердце наполняло тепло, и самое время было дать выход радости в танцах.
- А сейчас начинаем бал!
Катя тут же подошла, и король с улыбкой сделал знак слугам, чтобы забрали корону и мантию. Существо недовольно пискнуло и попыталось задержаться на голове хозяина, но тот разжал вцепившиеся в него лапки. Корона заворчала, когда её положили на подушку, а потом сбежала на руки к Варе. А Катя подала руку королю и, гордая, пошла с ним на середину зала.
Бал получился очень весёлым, хотя Нат умудрился вывихнуть руку, а сэр Ульрих снова запараноил и начал проверять гостей на предмет шпионажа. Разошлись уже под вечер – усталые, довольные и сытые.

***

Нат уже забыл о фантомных болях, которые чувствовал до того как начал носить протезы, и уже ничего не ощущал на местах левой руки и ног, когда снимал бионику на ночь. Но этим утром, проснувшись, король понял, что не чувствует и правой руки.
По сознанию ударил ужас, и Нат только запоздало сообразил, что отлежал конечность. Варей. Поспешно вытащив руку из-под бока жены, Нат начал разминать конечность о простыню, жмурясь от неприятных ощущений. Варя сонно завозилась и заморгала.
- Нат?
- Да отлежал… ммм, - король вздохнул и сцепил зубы, когда руку будто тысячи игл пронзили. – Доброе утро.
Жена улыбнулась и, приподнявшись, приблизилась. Король ответил на поцелуй, проводя забинтованной кистью по её спутанным волосам. Отстранившись, Варя откинула полог со своей стороны и нащупала очки, король пошарил на столе. Надел очки на нос и сообразил, что что-то не так. Он увидел мир чётче, но не так, как обычно, а чуть более размыто. Варя со своей стороны щурилась, вглядываясь через линзы, и вдруг хихикнула. А потом и Нат сообразил, что засыпал с другой стороны кровати. Рассмеявшись, супруги обменялись очками.

После завтрака Нат убедился, что гости не скучают, и пошёл разбирать корреспонденцию: пришли какие-то важные письма. А Варя с Гердой отправились навестить Ману. Королева СВЛ была впечатлена сходством дочери с отцом.
- Генетика утверждает, что доминируют тёмные цвета. Удивительно, что принцесса такая светленькая.
- Тризнов говорил, что по линии Ната хищные гены, - улыбнулась Варя, беря агукающую дочь на руки.
- Могу поверить, - кивнула королева. – Он похож на своего отца.
- Да что там – все правители Цароса были золотоволосыми.
Раздался стук в дверь, и собеседницы откликнулись. В комнату заглянул Нат.
- Ваше Величество, у нас намечается незапланированная поездка.
Женщины переглянулись, и Ману, почувствовав обеспокоенность матери, захныкала.
- Что такое? – Удивилась Герда III.
Войдя, король помахал письмом.
- Фердинанд III зовёт нас на решающий совет королей. Первородные скажут своё веское слово.
Королева несколько обеспокоилась, да и мужчина чувствовал волнение. Что, если детей Праматери не устроили темпы регресса, и они включат свою машину? Что случится с продвинутыми странами, коснётся ли это Цароса? Что означали эти слова, что люди сами начнут отказываться от технологий?
Ману уже выла в голос, как мать её ни успокаивала.
- Ну что ж, - наконец проговорила Герда III. – Послушаем их слово и выдвинем своё. В конце концов, они не бессердечны. Ко мне как-то наведалась Мяула, и она была довольна нашей работой.
- Полагаю, эту машину всё-таки демонтируют, - Нат тоже попытался успокоить себя и собравшихся.
Варя отошла в сторонку, сообразив, что дочь проголодалась.
- Я сейчас её покормлю. Подождёте с разговором? Мне тоже интересно.
- Да, конечно, - Нат рассеянно кивнул и открыл дверь. – Мы будем в кабинете.

Через полчаса все трое обсуждали предстоящие дела. Нат сидел за столом, в креслах напротив расположились дамы, а у стола стоял Илиштольц как необходимый помощник.
- Коронация сегодня, и завтра мы как раз сможем уехать.
- Как всё идеально выстроилось, - даже подивилась Герда.
- Чересчур много дел, - вздохнула Варя. – А я уж думала, наступил период затишья.
- Приеду – и заживём мирно, - пообещал король, хотя его ещё грызли сомнения.
- Не сомневаюсь, - улыбнулась гостья.
- Как это – «приедешь»? Я не с тобой? – Не поняла Варя.
- Сейчас нужно оставить страну на правящего монарха, - пояснил Нат. – После произошедшего это лучший выход.
- Но мы можем оставить Царос на твоей матушке, - пробормотала жена, хотя и понимала, что народ вновь заволнуется без коронованного правителя. Временная замена… одной уже хватило, хотя Эрменгарду никто бы не упрекнул в плохом управлении страной.
- Но ты ведь сама понимаешь, что я прав. Да и за Ману беспокоюсь, как перенесёт плавание.
- Тоже верно, - Варя сокрушённо кивнула, откидываясь на спинку кресла. – Ну хорошо.
Илиштольц исправил список дел – что-то передвинул, что-то вовсе убрал, согласуясь с королём. Было решено, что он останется, чтобы помогать Варе. А если потребуется записать какие-то появляющиеся планы, Нату поможет Криворучкин.
Герда попросила позвонить, и отправилась уведомить по телефону секретаршу, что отбывает на несколько дней в Мурд. А после обеда все отправились на коронацию.

***

Сегодня всё внимание было приковано к Варе. Украшенный ещё со вчерашнего бала зал, множество разряженных наместников и торжественность, пронизывающая воздух вокруг. В окна лился солнечный свет, и краски играли яркими цветами. В зал принесли второй трон – похожий на первый, только чуть ниже, и вместо герба украшенный лилиями. Нат стоял при полном параде у самого сидения, а рядом с тронным возвышением находились церемониймейстер, держащий венец для Вари, и главный священник.
Варя повернулась лицом ко всем этим вельможам и попавшим в зал горожанам, увидела возвышающиеся над толпой камеры. Действо транслировалось по прямой линии, и за Варей сейчас наблюдала вся страна. Женщину переполняли волнение и трепет. Она переходила в новый статус, и теперь должна была стать таким же законодателем и вершителем судеб, добрым родителем и справедливым судьёй. Как муж.
Отступать уже поздно, да и не хотелось этого. И она опустилась на колени. Пышный подол алого платья мягко вздулся и медленно опал, окружив ноги облаком. Прямо перед глазами возник микрофон, и она, переведя дыхание, чтобы успокоиться, начала произносить клятву правителя. Ту, которую неукоснительно соблюдал Нат, ту, которую позабыл его предшественник. Быть справедливой, действовать в интересах страны и народа, помня, что правитель для подданных в первую очередь – мудрый наставник, добрый друг и родитель. Власть дана, чтобы сплачивать народ, не позволить стране распасться и удержать её в том состоянии, для которого она создавалась: в безопасности и гармонии людского общества.
Когда она закончила, священник громко сказал:
- Сейчас перед вами стоит человек, готовый служить Царосу и его гражданам. Согласны ли вы вручить свои судьбы мадам Варваре как правительнице над вами?
Грянул дружный хор одобрения, и у Вари подскочило сердце. Её уже приняли, и всё же сегодняшнее одобрение казалось особенно важным. Когда люди замолчали, священник продолжил:
- Властью, данной мне Праматерью и действующим правителем, я провозглашаю мадам Варвару королевой и вручаю в её руки власть над Царосом. Правьте мудро и справедливо, не забывайте о своей роли и о тех, кто вас избрал.
Сбоку раздался писк. Вздрогнув, Варя обернулась и увидела, что живая корона вспрыгнула на подушку и, подхватив венец, соскочила на пол. Нат поспешно сбежал вниз, но существо уже подбежало к Варе и начало забираться к ней на голову. Люди притихли, да и женщина замерла, чувствуя, как опускается на голову венец. Корона довольно заурчала и спрыгнула с её плеча.
Варя поднялась, с улыбкой глядя, как существо возвращается к хозяину. А на её плечи накинули тяжёлую мантию лакеи, и быстро завязали шнурки. Варя повернулась, чтобы подняться к тронам. Муж встретил её сияющей улыбкой, и оба повернулись к народу. Грянуло дружное приветствие. По знаку Варя опустилась на трон, и Нат сел рядом.
К ним потянулась вереница наместников и рыцарей, каждый приносил клятву верности. Когда один из бургомистров подошёл второй раз, его хотели остановить, но тот заявил, что он Похожбыл. После чего все вмиг узнали сэра Ангуса и извинились.
После вассальной клятвы был пир, произносилось много тостов в честь новой королевы. А супруги всё вспоминали, что к этому привело.
Брачная клятва в темнице. Искалеченность, из-за которой Нат не мог выйти из дворца, его вопрос о том, кем же хочет быть Варя: просто женой или соправительницей. Первый опыт его замены, восхищение народа. И второй, который окончательно отмёл стереотипы о воронах и заставил народ пересмотреть своё мнение о королевской жене. Теперь Варя и Нат официально равны, хотя случилось это много раньше.
После этого начался пир: блюда выносили даже на улицу к радости тех, кто не смог увидеть коронацию воочию. Рядом же с правителями Цароса расположились Герда III с супругом, Рика V и Вис Кас – как равные. Эрменгарде пришлось потесниться, но даже со своего места рядом с Георгом всё было слышно, что вполне удовлетворяло её любопытство.
- Как удачно, что у вас родилась дочь, - улыбнулась королева СВЛ, принимая от лакея тарелку с салатом. Потом весело покосилась на Эрменгарду. – Я возвращаю вопрос, который задавала ваша матушка, Натрияхлоридий. Не хотите ли породниться через детей? Варвара?
- Д… детей? – Смутилась та. – У вас есть сын?
- А вы ещё не видели! Четыре года, прелестный и добрый малыш. Как надумаете посетить нас, обязательно познакомлю.
Нат тоже смутился. Не нашёл времени рассказать о Ричарде. Да и кто бы поднимал тему!
- Предложение обдумаем, - ответил он Герде. – Но мне уже нравится.
На пиру Вис Кас вёл себя как истинный джентльмен, а когда глубоко за полночь все разошлись, растормошил усталых супругов и даже бесцеремонно поменял венцы на головах слегка захмелевших Рики и Вари. Те только рассмеялись, после чего Нат, отчаянно зевая, выпроводил друзей за дверь покоев. Вис и Рика оставались ночевать во дворце, а с утра все разъедутся: кто в свои спокойные владения, а кто – вновь в дорогу, решать дела мира.

***

Нат нервничал, собираясь в Мурд, и аргументы, что волноваться не о чем, потому что Мяула была довольна, его мало успокаивали. В конце концов, оставив сбор вещей на слуг, он вышел из дворца и зашагал направо, к выглядывающей из-за деревьев массивной гранитной постройке. Рик, едва его догнав, молча пошёл следом. Король не звал свиту, но его сумрачный вид обеспокоил пажа, и он решил побыть на подхвате.
Ветер гнал под ногами ворох пёстрых листьев, и они шуршали под подошвами. Нат углубился в размышления и даже не заметил, что один лист явно крупнее остальных. А потом запнулся и едва не влетел лбом в массивную дверь.
Мальчик успел перехватить его за пояс и проследил за метнувшейся прочь белкой.
- Рик?.. – Мужчина выпрямился и рассеянно взглянул на пажа. – Мм… спасибо.
- Что-то случилось? Вы будто не в себе.
- Волнуюсь немного… ничего страшного, - Нат махнул рукой и взглянул на строение. По граниту шли выбитые картины быта и прекрасных пейзажей. Здесь соседствовали люди и полукошки, были даже антропоморфные кошки и непропорциональные коши. Предки и потомки – плумеркцы всех стадий эволюции собрались в одно большое общество.
- Это же… - запоздало сообразил Рик.
- Семейный склеп, - кивнул король. – А тебе лучше вернуться. Мы скоро уезжаем, нужно вещи собрать.
Мальчик растерянно проследил, как король с трудом открывает дверь и скрывается за ней. В склеп перед поездкой! И с таким выражением лица! Стало не по себе: что такого Его Величество знал, но снова умалчивал?
В склепе было светло. В узкие окна лились яркие лучи солнца, пахло пылью и затхлостью. Здесь всё сияло белизной мрамора: стены, закрытые короба для гробов, на которых застыли изваяния похороненных. Посередине расположилась большая колонна, вокруг которой веером расходились короба, и при входе взгляд упирался в основателя Цароса и рода Платоверов. Анри I стоял, положив руки на гарду длинного меча, и смелый взгляд был устремлён на входящих.
Но Нат пришёл не к нему. Король миновал ещё две статуи, и с трепетом коснулся складок мраморного одеяла. Амари словно спал; его безмятежный вид вселял покой и умиротворение. Дрогнувшие пальцы скользнули по холодной щеке изваяния.
Шесть лет прошло, а Нат только сейчас решился сюда прийти. Сон, где брат расставил все сомнения и факты по местам, сломал очередной барьер в душе мужчины. Боль потихоньку истаяла, осталась лишь лёгкая грусть по былому. А это изображение и вовсе успокаивало, показывало: Амари просто спит. Долго, но это не страшно. Хотя на грани понимания и билось втолкованное проповедниками: душа крон-принца сейчас в загробном мире, и его жизнь продолжается.
- Амари… - пробормотал король и горько хмыкнул. – Глупо я поступаю, сейчас говоря с твоей статуей. Но мне снова нужна поддержка. Тому, у кого есть много прекрасных помощников… но то, что нависло над миром, кажется каким-то мистическим. Если машину запустят, что случится? То, что говорили Первородные, этот откат в умах… нас ждёт хаос? Ладно бы снова в пределах одной страны, мы справлялись. Но целый мир?
Он оперся о край мраморной постели. Брат как живой… скульптор был настоящим мастером.
- Надоели все эти проблемы. Люди недовольны регрессом, Герда III такое рассказывала… а я сплотил два разных народа, но не смог придумать компромисс в этой ситуации… ну да, я его и не искал, столько навалилось. А что мешает пойти по пути не противостояния и смирения, а гармонии природы и прогресса? Я знаю несколько изобретений, которые соответствуют… и верно, - он резко выпрямился.
То ли Первородные ошиблись, то ли короли действовали бездумно, отказываясь от производств. Но что мешало пересмотреть концепции? Генетика на уровне, модифицированные растения и животные никому не причиняли вреда, и не страдали от собственного существования. Эту мысль стоило немедленно обсудить с Гердой! Всё ведь может вернуться – тот же сделанный по-новому «регенератор»!
- Он… действительно был таким страшным?
Голос пажа заставил сердце подскочить, и Нат резко обернулся. Мальчик коснулся развевающейся на несуществующем ветру мантии Филиппа I. Его тоже сделали удивительно похожим. Сидел на троне: высокомерный, со следами порока на лице.
- Истинным бичом Цароса… - пробормотал король, тоже невольно разглядывая отца.
Была в предшественнике и некоторая мрачность, отражающая какие-то душевные волнения. Но кто и когда хотел его понять? А король вдруг задумался: почему же отец был таким? Но сейчас, как и в детстве, ответа никто не даст. Разве что сам покойный, но встречи с ним Нат предпочёл бы подождать ещё лет сорок.
Рик обернулся и смутился.
- Простите, я… не удержался. Но я не подслушивал, честно!
Король хмыкнул, скрещивая руки на груди.
- Неужели тебе снова, как в первые дни, нужны чёткие указания, как поступать?
- Мне нужно чётко знать, что с вами и как помочь! – Рик смело взглянул ему в глаза. – С таким видом в склеп заходят не для того, чтобы просто проведать покойных.
Нат перевёл взгляд на изображение Амари.
- Понятно… одного меня, значит, уже не оставят.
Заметив его улыбку, паж приблизился.
- А это ваш брат?
- Да, - задумчиво ответил король. - Знаешь, каким бы я хотел видеть свой памятник? Чтобы люди находили рядом успокоение, чтобы их хоть кто-то выслушал. Пусть даже и каменный.
- Ваше Величество! – Расстроился мальчик. - Вы рано об этом заговорили. Лучше живите долго!
- Непременно, - Нат улыбнулся и взъерошил его волосы. – Долго и счастливо. Ну что, идём?
Паж взялся за протянутую руку, и они вдвоём вышли в солнечный день.

С океана тянуло сыростью и холодом. Отбывающие и провожающие кутались в куртки, и в воздухе повисло взволнованное напряжение. Казалось, на пристани собралось всё население Цароса.
Нат в который раз прижал к себе жену, чувствуя, как сложно расстаться даже на несколько дней. Варя тоже не могла от него отцепиться: даже в карете они ехали в обнимку.
- Возвращайся скорее…
- Как смогу быстро, - он поцеловал жену в макушку. – Моя милая королева.
- Мой король…
Они тихо рассмеялись, и Нат наконец отстранился, спеша за свитой на корабль. Ветер донёс крик позади.
- Возвращайтесь!
Едва обернувшись, мужчина был просто оглушён шквалом выкриков.
- Удачи!
- Не оставляйте больше Царос!
- Мы вас любим!
Шум нарастал. Многие от избытка чувств размахивали руками. Нат тоже от души помахал, широко улыбаясь. А потом трап под ним треснул, и он с громким всплеском рухнул в воду.
Ох и крику да смеху было, пока его вылавливали и сопровождали сушиться! Уже переодевшись, король стоял на борту и весело перекрикивался с провожающими. Прощание вышло весёлым.
Гудок – и новый трап убрали. Король помахал напоследок и отправился в каюту, уже предвкушая разговор с Гердой.
Та выслушала его и улыбнулась.
- Генетика как способ помирить природу с развитием технологий… мы о таком задумывались, но это долгий процесс, и регресса не избежать. Интересно, что об этом задумались вы, хотя Цароса это не касается.
- Но это возможно.
- Разумеется.
- Вы рассказали об этом Мяуле?
- На тот момент у нас не было нужных подтверждений, сами не были уверены в успехе перехода на экологические материалы в производстве. Но на этом совете мне есть, что предоставить. Не обижайтесь, что не поделилась наработками с вами, это неоднозначное дело.
- Ни в коем случае, - улыбнулся Нат.
Они умолкли, глядя за окно, и вдруг рассмеялись, вспомнив первую совместную поездку в Мурд. Как Глутамат открыл эти самые створки и прогулялся по потолку. Нат уже хорошо управлял своей новой способностью, и не переворачивался – но тут вдруг захотелось повторить подвиг коня. Король сдержался: ни к чему демонстрировать новое умение. Герда поймёт, но порыв казался просто ребячеством. Да и немного не по себе было видеть мир перевёрнутым.
- Ах да, по поводу Андарии…
Король удивлённо взглянул на собеседницу. Та внимательно смотрела на него.
- Вас обманули, пользуясь тем, что вы не общались с родственниками, и решились помириться только в трудный для них период.
- Матушка была права: не стоило, - кивнул Нат. – Вам интересно, как я поступлю после этого недоразумения?
- Естественно. Если вас не затруднит.
- Разберусь в деле обстоятельно. Мы должны прояснить семейные отношения и либо совсем расстаться, либо восстановить общение. Недомолвки Царосу дорогого стоили.
Герда одобрительно кивнула.

Путь, как и в прошлый раз, занял несколько дней: корабли СВЛ по-прежнему славились своей быстроходностью. Нат стойко пережил морскую болезнь благодаря Тризнову и обществу то Герды, то Рика. И вот, наконец, выйдя в шумном порту и переехав в гостиницу, на следующий день правители отправились в мурдийский дворец.
Тронный зал, в котором проходило собрание, был освещён диодными лампами в потолке: погода испортилась. Колючий дождик и тёмные тучи, нависшие над городом, навевали тоску, общий унылый вид подталкивал к пессимистичным размышлениям. Но украшенное помещение разбавило гнетущую атмосферу, и собравшиеся были спокойны и деловиты.
Нат и Герда вошли в зал вдвоём, оставив свиту в комнате приёмов. Ни к чему сопровождающим бегать туда-сюда, когда ясно, что в зале всё равно должны остаться одни правители.
- А вон и Камилла, - заметила Герда, кивнув на вход.
Нат взглянул в ту сторону. Королева Андарии входила в зал с гордо поднятой головой: настоящая властная правительница, знающая цену своему роду. Андария была едва ли не самым древним государством – неудивительно, что будешь гордиться своей принадлежностью к старинной династии.
- Удачи, - раздался рядом голос Герды, и собеседница отошла.
Король помедлил. После всего произошедшего в душе остался горький привкус недоверия, хотя лично Камилла не была виновата в том, что его облапошили злоумышленники. Снова напомнив себе об этом, мужчина глубоко вдохнул, как перед прыжком в воду, и решительно зашагал вперёд. Нужно было наконец прояснить их отношения.
Его взгляд, скользнув по залу, встретился со взглядом приближающегося Фердинанда III. Тот улыбнулся, и тут же переключился на окликнувшую его Камиллу. Увидев, что они начали разговор, Нат убавил шаг, а потом и вовсе остановился. Приходилось ждать.
Впрочем, заскучать ему не дали. Подошёл вождь Эфии, чтобы выразить восхищение мужеством Ната: следя за новостями по Базе, Мамбута был в курсе происходящего в Царосе, и одобрил политику царственного собрата.
- Жаль, вы не взяли с собой супругу. Я бы лично поздравил её с коронацией.
- Я передам, - улыбнулся Нат и увидел, как Фердинанд направляется к тронному возвышению. – Простите, мне нужно кое с кем пообщаться.
Камилла меж тем отошла и села на диванчик. Там-то король её и настиг.
- Добрый день, Ваше Величество. Мы можем поговорить?
В глазах поднявшей голову Камиллы отразилась неприязнь. Но как истинная королева, она сдержала эмоции и кивнула.
- Присаживайтесь. О чём пойдёт речь?
Нат опустился рядом. По взгляду собеседницы было ясно, как она к нему относится. Вот только из-за чего – то ли из-за схожести с отцом, то ли из-за того, что она всё-таки не любила Эрменгарду? Потому что король никак не мог припомнить, где сам умудрился ей насолить.
- Это личный вопрос. Мы ведь родные… по крови.
- Кровь тут ничего не решает, - взгляд собеседницы, едва став нейтральным, похолодел. – Если вы надеетесь выиграть что-то от родственных уз, не обольщайтесь: Андарии не выгодно иметь дело с таким отдалённым государством, как Царос.
- Так вы поэтому забыли свою сестру? – Нат пристально вгляделся в её глаза. – Родство – это отношения не между государствами, а между близкими людьми. Для деловых отношений существует партнёрство.
- К чему вы ведёте? Это Эрменгарда решила узнать через вас, почему мы ей не отвечаем?
- Это моя инициатива.
- В таком случае, что у вас за интерес? Мы вам чужие.
- Один честный ответ, Ваше Величество. Почему вы забыли о своей сестре, и почему смотрите на меня как на врага?
Королева смерила его оценивающим взглядом.
- И что вы надеетесь услышать?
- Правду, - просто ответил Нат, хотя сердце сжималось в предвкушении удара.
Но что ему слова чужого человека? Такое чувство, будто его предадут сейчас. Король поспешил отогнать дурные мысли. И так ведь ясно, что родственники они только по крови.
- Зачем она вам? И что вы сделаете, узнав её, ведь это неприятная тема?
- Посмотрим. Если не удастся вас переубедить, возьму на заметку, почему к вам не стоит подходить.
Королева усмехнулась.
- Я так и предполагала. Вы слишком бесхребетный, чтобы развязать войну на основе личных обид.
Нат на миг стушевался, а потом вдруг стало смешно. Как она его назвала! И это после всех битв с судьбой.
- К истерикам не приучены, - весело ответил он, пожимая плечами. – Так вы не ответили.
- Сын своей матери. Она тоже была бесконфликтной и покорной, кукла куклой. За что её любить? Вы же – дитя её и кровавого самодура. Потому не считаю хорошей идеей водить с вами знакомство.
- Предвзято, не находите?
- Я осведомлена о ваших делах. Высокие налоги, бросаетесь из крайности в крайность. Как народ ещё не взбунтовался?
- Вы выискиваете негатив, который канул в прошлое. Вы не любите нас именно за то, какими мы были? Ваша сестра изменилась, и именно благодаря ей, её силе и труду Царос получил правителя, поднявшего страну с колен.
Камилла только фыркнула.
- Да вы лишь орудия судьбы. Чего вы добились? Всего разговоров, что о стране. Даже женаты вы на той, на ком выгодно политически. Идеальный правитель? Не думаю. Вы подгоняете страну под себя, делаете лишь то, что хотите. И попомните мои слова: когда-нибудь люди поймут, что вы ими просто пользуетесь, задаривая благами. И вот тогда вы осознаете, что власть не всегда решает дело.
Нат замер, увидев в её глазах нарастающий нездоровый блеск. Да она же завидовала! Он привёл нищий Царос к процветанию, избавился от вредителей-соседей и установил деловые отношения с некогда изолированным измерением воронов. У него жена и дочь, народ, который его любит. А что у Камиллы? Неустроенная личная жизнь, спокойствие в стране ещё со времён предшественников и две такие же старые девы-сестры.
- Ваше Величество, - изумлённо проговорил он. – Родственники ведь нужны и для того, чтобы помогать. Чем таить обиду на чужую устроенность, расширили бы кругозор. Я не говорю о странах, но мы можем подружиться, и если вы бы пожелали рассчитывать на меня…
- Довольно! – Камилла резко подорвалась с места. – Что вы за человек! Я не желаю иметь ничего общего с вами, а Андария – с Царосом. Забудьте про наше родство, оно ничего не значит. И больше с личными вопросами не подходите.
- Но я могу помочь, - Нат тоже поднялся и растерянно пронаблюдал, как королева поспешно шагает прочь.
Она его не приняла, и теперь было ясно, почему. Банальная зависть, как же всё просто и грустно!

Из раздумий Ната вырвал возглас.
- Начинаем!
Он поднял взгляд и увидел, что люди вокруг уже смотрят в сторону тронного возвышения, на котором стояли Первородные. Мяула улыбалась, и её брат тоже не выглядел суровым. Даже легче стало.
- Прошло больше года с тех пор, как мы с вами здесь обсуждали состояние планеты, которое стремилось к критическому, - начал Мяу. – Но вы провели большую работу. Мы собираемся демонтировать машину.
Правители одобрительно и с облечением загомонили. Мяула подняла руку.
- Однако это только первая часть того, что нужно сделать. Прогресс – неотъемлемая часть жизни людей, и если вы снова начнёте развивать то, от чего отказались, планета вновь окажется в опасности.
Теперь гул был неодобрительным. Что же это – застрять в том состоянии, в которое откатились? Или продолжать уничтожать блага цивилизации? Подданные взбунтуются!
Первородные молча выслушали недовольства, потом Мяу призвал собравшихся к тишине.
- То есть вы просто следовали нашим указаниям, не пытаясь найти лазейки и иные пути развития? И вы называете себя вождями, королями, правителями?
- Разрешите, - вклинилась Герда, выступая вперёд. – Почему же не искали? Видя, чем оборачивается регресс, сложно не задуматься о будущем. И у меня есть кое-какие наработки по развитию если не в гармонии с природой, то безвредному сосуществованию.
- Мы тоже разрабатываем экологический путь развития, - с некоторым удивлением поддержал Фердинанд III. – Не думал, что кто-то ещё…
- Мы обратились к собственному прошлому и сообразили, как развить цивилизацию без вреда природе и нам же самим, - откликнулся Мамбута.
Мяула радостно захлопала в ладоши.
- Чудесно! Я и не сомневалась.
- Если воспользоваться генной инженерией, - начала Герда, и Фердинанд тут же поддержал.
- И накоплением солнечной энергии…
Собравшиеся пришли в движение, посыпались предложения. Нат с интересом подошёл поближе к тронному возвышению. А потом мерный гул голосов прорезал отчаянный возглас.
- Машина не будет запущена?
Все взгляды устремились на выкрикнувшего. У дверей со стороны трона стоял растерянный растрёпа-механик.
- Нет, - ответила Мяула. – Спасибо вам за изобретение, но теперь его можно разобрать. Вам же по душе возиться с приборами! Соберите что-нибудь развлекательное с кнопочками, рычажками. Тогда сможете играться с ними очень долго…
Механик отчаянно взвыл, заглушая последние слова Первородной, и упал на колени. Мяула поспешила к нему, чтобы утешить, а Мяу обратился к собранию.
- Вижу, наш эксперимент пошёл на пользу. Времена меняются, и надеюсь, нам больше не придётся собирать машину судного дня. И в честь этого…
Воздух снова прошил горестный вопль. Механик отчаянно отпихнул Мяулу, да так, что та упала. А затем вскочил и рванул прочь из зала.
- Я запущу её! Я так мечтал нажать этот рычаг! Моя прелесть!
- Остановите его! – Закричал Мяу.
Нат рванул вперёд прежде, чем Первородный договорил. За спиной раздался топот множества ног, крики: «Стража! Гвардия! Остановить!».
Они пролетели по коридору, а потом Нат споткнулся на лестнице и налетел на механика. Вдвоём они скатились вниз, и король, не обращая внимания на боль в рёбрах, сжал ногу сумасшедшего, который рвался дальше.
- Моя мечта! Мой рычажочек! Ты только мой, и я тебя опущу!
Сильный удар ботинком по носу – и Нат зажмурился. По губе потекла кровь. Где же подмога? Нужно продержаться ещё чуть-чуть!
Травмированную кисть пронзили неожиданно острые зубы; вскрикнув, Нат ослабил хватку, и механик выскользнул.
Король поспешно приподнялся и увидел, что они находятся в просторном каменном помещении. Его заливал свет ламп под потолком, и блики скользили по гигантской, под потолок, установке. На ней мигали лампочки, во все стороны тянулись ответвления неизвестного назначения. А посередине красовался карикатурно крупный рычаг с красной ручкой, над которым красовалась табличка с надписью на мурдийском: «ГЛАВНЫЙ РЫЧАГ». Всё это прямо кричало о том, что механик очень желал запустить машину. И к ней не приставили охрану! Преступная беспечность.
Сумасшедший подскочил к машине. Слыша позади топот, Нат понял, что подмога уже не успеет, и рванул с низкого старта. Перед глазами возникло испуганное лицо обернувшегося механика. Он скользнул в сторону, а Нат налетел на рычаг.
Король не смог удержаться на ногах, и падая, почувствовал, как увлекает рычаг за собой.

@темы: Самый счастливый - фэнтези, мой бред

URL
   

Архив памяти

главная