Василисище
Хорошо смеётся тот, у кого поехала крыша. ©
ЭПИЛОГ


- Как ты мог! Я, я хотел её запустить!
Тяжело дыша от накатов боли, Нат буквально висел на какой-то скобе. Не открывая глаз, он вытер с губы кровь и услышал другие голоса.
- Что произошло?
- Она не рванула?
Осторожно поправив очки на сломанной переносице, король взглянул вперёд и увидел чьи-то ноги. Человек приблизился и опустился рядом – это был Фердинанд III.
- Вы как? – Обеспокоенно спросил он.
- Как обычно, - даже улыбнулся Нат, снова поднимая руку.
Взгляд упал на неё. Чёрная, жужжащая, с гармошками на месте сгибов пальцев. Охнув, мужчина соскользнул на пол и со страхом попытался стянуть с себя страшное приспособление пульсирующей болью второй рукой. Но под манжетой оказался шарнир, что напугало ещё больше. Эта страшная штука – часть него.
Мало того – в камзоле вдруг стало чрезвычайно тесно, будто развилась клаустрофобия. Мужчина попытался расстегнуть его, но тот будто сросся посередине.
- Да что это… что это такое? – Король Цароса беспомощно взглянул на побледневшего Фердинанда, неосознанно ища поддержки.
- Не знаю, - толстяк отшатнулся. – Это… я прикажу отделить это от вас.
Нат почувствовал накаты озноба. Хотелось избавиться от этой жутко непонятной штуки, но… она ему руку заменяла! Неужели придётся остаться с одной рукой? Ни за что! А вот камзол он бы с удовольствием разрезал и выбросил.
- Нет, - поспешно вскрикнул Нат, с трудом поднимаясь. – Я… пусть останется. Я не хочу быть беспомощным.
Он сунул руку в карман, чтобы не пугать себя и собравшихся. Фердинанд тоже поднялся и кивнул, нервно теребя брошь, скрепляющую ворот камзола.
- Хорошо. Нам… лучше уйти отсюда, - он бросил опасливый взгляд на гигантскую громадину позади Ната, и развернулся к столпившимся позади гостям.
Те потихоньку отступали назад, к лестнице, и на их лицах читался тот же неподдельный ужас. Сбоку вышли гвардейцы, держа под руки вырывающегося и обиженно сопящего механика.
- Полагаю, нам нужно выпить чаю, - Фердинанд вздохнул и покосился на Ната, прижимающего платок к носу. – Приказать принести успокоительное?
- Не помешало бы…
Оба последовали за уходящими гостями. В голове Ната теснилось множество вопросов, ответов на которые он не находил. Перед глазами представали образы прошлого.
Миру что-то угрожало, но Первородные это предотвратили. Самого Ната искалечили в стычке с воронами… и потом кто-то прикрепил ему эти искусственные конечности! Было просто удивительно, как он не боялся их носить.
«Хорошо, что машина не рванула. Видимо, механик всё-таки не разбирается во взрывных устройствах».
Во дворце поднялся настоящий хаос, и король тут же понял, почему. Панели с движущимися картинами, плавно меняющий цвет пол. Ната передёрнуло от подспудного страха. Как они ходили здесь раньше? Неужели всё это было? Но почему ужас так и накатывает волнами?
- Спокойно! – Крикнул рядом Фердинанд, и все – гости, слуги – уставились на него с надеждой, что кошмар окончится.
- Накрыть полы коврами! Стены занавесить! И подать чай в старый зал! Всех гостей прошу за мной!

Первородные смотрели на хаос, остановившись в дверях опустевшего тронного зала. Хозяин раздал указания, и страсти несколько поутихли, но было видно, что людей сковывает животный страх перед необъяснимым.
Машина судного дня всё-таки была запущена, и воздействовала на разум плумеркцев. Теперь это поколение откатит мир в прошлое по собственному желанию, избавившись от множества достижений цивилизации. План, который не хотелось претворять в жизнь, потому что появился другой, более лучший, сработал. Развитие в гармонии с природой не началось. Возможно, люди смогут пойти по этому пути. Когда-нибудь.
- Вот как оно вышло… кто ж знал, что механик так сильно захочет запустить машину, - Мяу покачал головой.
- Возможно, мы сами ошиблись, взяв его. Но он такой гениальный…
- Что ж. У мира есть ещё один шанс, ведь люди во все времена одинаковы, - Первородный улыбнулся. – А мы… просто подождём.
Мяула улыбнулась ему в ответ, и они не заметили, как мимо проскользнул полосатый фальшнеп. Он покосился на Первородных и, хихикая, побежал в темницу, к механику, которого во время постройки машины вдохновлял своими песнями.
А Мяу и Мяула, взявшись за руки, исчезли из мурдийского дворца.
Мир менялся. Что же ждало людей и, главное – правителей, которым предстояло смягчать последствия действия машины судного дня?
Это жизнь, и трудностями никого уже не удивишь.

@темы: Самый счастливый - фэнтези, мой бред